Политика

Статья о госизмене у нас «резиновая». По ней слишком легко стать шпионом

Истерику вокруг дела журналиста Ивана Сафронова прекратят только доказательства, что он брал деньги за секреты, уверена главред телеканала RT Маргарита Симоньян
По делу Сафронова нужна максимальная открытость следствия.

По делу Сафронова нужна максимальная открытость следствия.

Фото: REUTERS

Я, как Гумилев, не люблю чая с малиной и женской истерики. Равно как и мужской, и вообще любой преждевременной острой реакции при полном отсутствии информации.

Сафронов шпион или не шпион?

Я не знаю. И вы не знаете. И пока что никто, кроме участников истории, не знает.

Почему я, патриот своей Родины, никогда не стеснявшийся этого слова, с огромным уважением относясь к работе ее защитников в разнообразных погонах, понимая, что в мире есть шпионы и разведчики и больше всего их как раз среди журналистов, как с одной, так и с другой стороны (вспомните Зорге), я, человек, искренне считающий, что у них — шпионы, а у нас — разведчики, потому что нет никакой объективности, а есть субъективное ощущение принадлежности, — почему я все же не могу со стопроцентной уверенностью поверить, что Сафронов — злонамеренный предатель, и порадоваться его аресту?

По единственной причине. Потому что было дело Севастиди*. Когда адлерскую продавщицу посадили за банальную смску ее знакомому грузину, в полном соответствии с резиновой статьей 275, но в противоречии со здравым смыслом.

У меня нет железобетонной уверенности, что Сафронов не обвинен в чем-то подобном.

Но еще меньше я верю в изначальную сфабрикованность всей истории. Есть 7 томов уголовного дела. Есть полное отсутствие мотивации к фабрикации у контрразведки сейчас, когда незаконный наезд на журналиста оборачивается уголовкой против наезжавших.

Я понимаю, что по статье 275 — так, как она написана, — легко стать шпионом случайно. Как это произошло с Севастиди. Особенно журналисту это легко. Неосторожный разговор с приятелем, который по совместительству работает на разведку, а ты об этом не знаешь — и все, ты изменник.

Выдать секрет можно случайно. А вот получить за это деньги случайно нельзя. Тем более делать это регулярно.

Обвинение, как я поняла из сообщений, настаивает, что Сафронов шпионил на Чехию именно за деньги.

Собственно, моя позиция заключается в том, что для прекращения нелюбимой мной истерики стоит раскрыть ту часть информации, которая доказывала бы факт получения денег.

* Ольгу Севастиди в 2016-м приговорили к 7 годам заключения по делу о госизмене. В августе 2008-го, во время войны в Южной Осетии, Севастиди увидела в Сочи поезда с военной техникой, сфотографировала их и отправила с помощью СМС приятелю, жившему в Грузии. Через год после приговора Севастиди была помилована президентом Путиным.

СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ